• Леонид Гураль. Три Рюрика

«Се повъсти времяньных лътъ,
откуду есть пошла русская земля…»

Повесть временных лет.
«Изборник».

I. Был призван варяг?

Чтоб знали потомки
о тех временах,
и денно и нощно
трудился монах;

как долг и как совесть
могли повелеть,
писал свою повесть
о русской земле.

Мысль плавно текла
и вверял он перу,
откуда пошла
наша славная Русь;

как жили Поляне
над синим Днепром,
что были мудры
и смышленны во всем;

и были три брата
и Лыбедь — сестра,
и город створиша
на бреге Днепра;

и именем Киев
назвали его
в честь старшего брата
они своего:

и Киев над Русью
взошел как звезда,
и матерью русским
он стал городам.

В лъто 6370 (862)

И вот продолжается
летопись та:
в ней северных рек
и озер красота;

и разных племен,
там живущих, не счесть —
и Чудь, и Словене,
и Меря, и Весь…

Но нет, не счастливой
была их звезда:
варягам платили
позорную дань.

И часто их нивы
окутывал дым.
Но были отважны
они и горды;

отвагу сердец своих
объединив,
варягов за море
изъгнаша они.

Но что же случилось
все в том же году,
что сами на ся
воевати идут,

что род на соседский,
на братский свой род,
идет не с любовью —
со злобой идет?

И что это было —
добро или зло?
К варягам они
посылают послов:

— Обильна земля наша —
края ей нет,
да князя в ней нет
и порядка в ней нет.

Вы дайте нам князя,
чтоб шел в наш удел,
и правил он нами
и нами владел…

И Рюрик пришел к ним;
а с ним Синеус
и Трувор явились
на светлую Русь.

Вот так в нашу землю
был призван варяг —
об этом поведал
нам Нестор — монах.

А, может быть, это
легенды дурман?
И делает честь ли нам
пришлый Норманн?

А, может, писал о нем
кто-то другой,
кто в летопись вкрался
коварной строкой,

чтоб в будущем недруг
какой-либо смог
за прошлое наше
нам бросить упрек?

II. Вадим Храбрый

А Рюрик второй —
тоже грозный варяг:
он с братьями сеял
смятенье и страх;

у многих народов
трехглавый дракон
тот отнял надежду
на мир и покой.

Но вот и над Русью
нависла беда —
на Новгород Рюрик
обрушил удар.

В жестоком сражении
Новгород пал,
Но Рюрика князем
своим не назвал.

И гневом глаза
новгородцев горят;
и вскоре восстаньем
был город объят;

и воин словенский —
отважный Вадим —
на смертную сечу
пошел впереди…

Увы, был разгромлен
Вадим и пленен,
пред очи варяга
приведен был он.

И так говорит ему
грозный варяг:
— С судьбою тебе
примириться пора;

смири же гордыню
в горячей крови —
меня господином
своим назови;

меня назови
и словенам вели
признать меня
конунгом русской земли.

Ему отвечает
на это Вадим:
— Великий лишь Новгород —
мой господин;

и пусть головы
мне своей не сносить —
не княжить варягу
на светлой Руси.

… Жестокою казнью
Вадим был казнен —
но разве потомки
забудут о нем!

И верным и храбрым
всегда будет тот,
в ком капелька крови
Вадима течет.

А Рюрик? Что Рюрик
второй, ведь сейчас
о третьем из Рюриков
будет рассказ.

III. Он был славянином?

Наш снова о давних
рассказ временах,
о тех временах
и о тех племенах,

что «Рароги-соколы»
звали себя,
отчизну любя
и свободу любя.

На бреге Балтийском
был отчий их кров,
и в жилах текла их
славянская кровь.

Их край дивно-дивный
в угоду богам
был хлебом и рыбой,
и зверем богат.

И княжил над ними
их князь Годослав:
он правил по праву,
без злобы и зла;

гордился Умилой —
женою своей,
что трех подарила
ему сыновей.

И всем имена им
волхвами даны,
что были мудрейшего
смысла полны.

Один из них — Рюрик,
что значит: он тот,
кто мир и покой
всем народам несет;

второй из них — Сивар,
что значит: он тот,
кто поступью твердой
к победе идет;

а третий был Трувар,
что значит: он тот,
в ком верного друга,
кто верен найдет.

И вот, когда этих
имен волшебством
прониклись сердца их
и все существо,

собрал Годослав их
и стал говорить:
— Пора вам свой жизненный
подвиг свершить:

хочу, сыновья,
чтобы путь ваш пролег
на солнца восход,
на далекий восток.

Там братья, там Руси,
Словене живут;
их край светло-светел
и красен их труд;

их песни прекрасны,
да только беда:
пожаром охвачены
их города.

На Новгород, на Белозерск
и на Псков
огонь извергает
заморский дракон.

Спешите же братским
помочь племенам
на вечные веки
тиранов изгнать.

… И вот в боевом
уже братья строю
и клятву Словенам
и Руси дают:

— Я Рюрик, я жизнью
своею клянусь,
что мир и покой
возвратятся на Русь!

— Я Сивар, клянусь вам
победу добыть!
— Я Трувар, клянусь я
вам верно служить!

И были те братья
в сраженьях храбры,
их были мечи
тяжелы и остры;

и сгинул навеки
заморский дракон.
И Новгород, град Белозерский
и Псков

за подвиг, свершенный
для Русской земли,
трех братьев князьями
навек нарекли.

Эпилог

Итак, о трех Рюриках
был наш рассказ
(и братьях их, с ними
вошедших в века).

Один — он варяг,
и второй — он Норманн,
что к нам из заморских
пожаловал стран;

а третий из Рюриков —
он славянин,
пришедший на Русь
с Прибалтийских равнин.

Но все-таки Рюрик —
один лишь из них!
Кто ж он, а кто —
призрак летучий и миф?

Кому будем петь мы
торжественный гимн?
Все кануло в Лету,
идут лишь круги…

Нам правду узнать
не пришел еще срок —
истории омут
бездонно глубок.

Известно одно,
что в конце своих дней
они оседлали
горячих коней

и в даль ускакали…
И вот до сих пор
и мчатся, и мчатся
во весь свой опор;

и каждый к нам первым
спешит доскакать,
чтоб в мире единственным
Рюриком стать.

Леонід Гураль. Віддзеркалення